Комитет солдатских матерей в Костроме защищает призывников и военнослужащих

27.04.2019

мать призывникаОбщественное объединение солдатских матерей появилось в Костроме именно тогда, когда потребность в нем явно назрела.

Его надо было создать – это Нина Олеговна Терехова, чьё имя неразрывное связано с этой организацией, почувствовала скорее сердцем.

Каких ярлыков только не навешивали

На дворе стоял 2002-й. К Нине Тереховой обратился боевой военный лётчик, прошедший Афганистан: ему государство урезало пенсию, уравняв с техниками, не поднимавшимися в небо. Хлопоты Нины Олеговны, выходившей даже на Министерство обороны, увенчались успехом: пенсию летчику восстановили в прежнем объёме. После этого случая к ней стали обращаться другие военнослужащие, причём с проблемами самого разного свойства. Тогда и было написано заявление в Москву, в Комитет солдатских матерей России, с просьбой принять в свой состав.

Надо сказать, армия сегодня и армия тогда – это две большие разницы. А другой она во многом стала благодаря работе комитетов солдатских матерей. Как их тогда не склоняли, каких ярлыков не навешивали! И пособники-то иностранных спецслужб, и разрушители основ армии. Но Терехова не сомневалась, что дело ее правое. Это она-то, дочка, внучка и правнучка военнослужащих, жена офицера, помотавшаяся с ним по гарнизонам, желает плохое армии?! Чего она больше всего желала, так уважительного отношения к солдату и бережного отношения к его жизни. Да, армия не детский сад, но и не дробильня судеб. Армия должна воспитывать, а не превращать человека в бессловесную тварь.

Терехова говорила: «Верю, что в Вооружённых силах есть настоящие люди, но надо признать, что наша армия очень больна. И служба в ней стала неинтересной и непрестижной. И все же приходят молодые ребята, которые действительно хотят служить и защищать свою Родину. Вот только Родина-то им ничего не даёт. Речь не о прожженных армейских приспособленцах, которые свои шкурные интересы удовлетворяют любыми способами, а о молодых романтиках-офицерах. Представьте, новоиспеченный лейтенант: жилья нет, зарплату не получает. Невольно подумаешь: вот он героизм».

Вырастить сына сложно, погубить легко

Свою работу Комитет солдатских матерей Костромской области начал именно с защиты «защитников». В армии тогда процветала страшная дедовщина, солдат использовали в качестве бесплатной рабочей силы на дачах высоких чинов. Чины жировали, солдаты голодали.

Одной из резонансных историй, которую комитет не только предал широкой огласке, но и встал при этом на защиту военнослужащего, было дело, сфабрикованное в отношении солдата из ракетной части. Парня оговорили и осудили за чужое преступление. Нина Терехова провела параллельное расследование, сведя воедино всю информацию, которую только можно было достать. Именно тогда она сказала: «Армия – это государство за забором, а внутри ещё один забор – ракетные войска». И всё время, пока шло следствие и судебные разбирательства, она опекала мать солдата, приехавшую из Саратова в Кострому. Здесь женщина перенесла два инфаркта.

Комитет всегда старался помочь женщинам, пережившим самую страшную потерю в жизни – гибель ребёнка. Галина Калашникова, пять лет разыскивавшая сына, погибшего в 1996-м в Чечне, с неизъяснимой благодарностью всегда вспоминает поддержку Нины Олеговны. Позже эта женщина сама стала боевой единицей организации матерей.

Не счесть судеб, которые Нина Терехова, этот благородный и красивый во всех смыслах человек, пропустила через свою душу. Две матери (родная и крестная), которые выхаживали сына-офицера, получившего на службе страшную черепно-мозговую травму. Новобранец из Буя, погибший, не доехав до места службы, – его выбросили с поезда. Костромич, вернувшийся домой инвалидом после прохождения службы… на подпольной пилораме.

Комитет солдатских матерей Костромской области ЛогоКак-то Терехову спросили, ради чего она взвалила на себя такую тяжелую ношу. И вот что услышали в ответ: «Сейчас такая непростая жизнь, вырастить ребёнка так сложно, воспитать достойного человека ещё сложней, а погубить так легко! Поэтому я считаю, если из десяти мальчишек мы сможем помочь хотя бы двум, то это уже хорошо. И этим окупаются какие-то нравственные, физические и материальные затраты. Кто-то же должен этим заниматься!»

Стиль работы комитета солдатских матерей отличался отвагой и деловитостью. Пришла очередная мамочка – Нина Олеговна или врач Юрий Львович тут же, при ней, набирали номер телефона и звонили по инстанциям, порой очень высоким. У Тереховой было редкостное умение – быть в разговоре с большими чинами жесткой и настойчивой, не повышая голоса…

Что до отваги, то эта изящная женщина, защищая солдат, могла самым неожиданным образом появляться в казармах и на сборном пункте. Она была из тех, кто и через забор перемахнёт, и спрячет на время затравленного сослуживцами, чтоб потом уладить ситуацию благоприятным для него образом.

Чтоб солдат уважал в себе личность

Объём работы комитета солдатских матерей был огромным. Приём людей, консультации, хлопоты, решение юридических вопросов, организация круглых столов, посещение воинских частей по жалобам на неуставные отношения, встречи со старшеклассниками – будущими призывниками, совместная работа с прокуратурой Костромского гарнизона, поездки на областной сборный пункт в Нерехту. Последний был предметом особой заботы Тереховой. И как она радовалась переменам там в лучшую сторону: появилась баня, а вместо нар – двухъярусные кровати! В столовой будущих солдат вкусно кормят! В этом она убеждалась сама, отобедав. И непременно расплачивалась – тут особо была щепетильна.

Вот как вспоминает Нину Олеговну начальник отдела подготовки и призыва военного комиссариата Костромской области Игорь Свешников: «В Нерехту на областной сборный пункт она приезжала каждый призыв. Не суетилась, не наводила истерическую критику, а внимательно во всё вникала, разбиралась в обстоятельствах. Да собственно ничего сверхъестественного она и не требовала, главное, чтоб были нормальные условия для ребят. Общалась со всеми уважительно и доброжелательно. Всегда выступала перед призывниками, рассказывала им об их правах, в том числе в вопросах медицинского освидетельствования, о том, как поступать в разных ситуациях на разных этапах службы, куда обращаться в случае нарушений. Для неё было важно, чтоб солдат уважал в себе личность и гражданина, и чтоб личность и гражданина уважали в нем командиры. Словом, вела просветительскую работу. Сейчас таковой новобранцев не удивишь (информации в настоящее время вообще хватает), а тогда для ребят это было в новинку».

Без Нины Олеговны…

Уже шесть лет как нет с нами Нины Тереховой. От той же онкологии вскоре ушёл из жизни её верный помощник и бессменный консультант комитета по медицинским вопросам Юрий Тихомиров. Потери, которые понесла организация, не могли не сказаться на её деятельности. Тот нелегкий период, пожалуй, можно определить словом «растерянность». Так всегда бывает после ухода сильного лидера.

И все-таки флаг организации не уронили. В комитет солдатских матерей пришли люди, настроенные на серьезную работу. Его новый председатель – Нина Бабкина, а главный консультант по юридическим вопросам – Галина Давидьян. Трудятся обе на общественных началах. Несмотря на позитивные перемены в армии, потребность в комитетах солдатских матерей никто не оспаривает. К тому же общественность привыкла к тому, что в случае чего можно искать защиты у солдатских матерей. По-прежнему приходят призывники и их родители.

По мнению Нины Бабкиной, взрослые часто пребывают в заблуждении, что достаточно их сыну на врачебной комиссии перечислить заболевания и ему дадут отсрочку или освобождение от армии. Между тем, все заболевания должны быть подтверждены документально – заключениями врачей, записями в медицинской карте, справками. А уж если заболевание хроническое, то нужны документы, что ребёнок стоит на учете в медучреждении.

призывЕщё в прошлый весенний призыв к ним обращались по поводу отсрочки от службы в армии, касающейся учебы в магистратуре. Её приходилось добиваться через суд, поскольку по закону призывник имел только две отсрочки по учебе. Первой ребята, сами не зная того, пользуются в школе, когда им исполняется восемнадцать лет, и именно она, использованная, служила препятствием после бакалавриата для продолжения учебы в магистратуре. Теперь идти в суд надобности нет, поскольку согласно изменениям в законодательстве, парень, которому исполнилось 18 лет в школе, может спокойно стать студентом бакалавриата, а следом и магистратуры. И на все это время ему будет представлена отсрочка от службы в армии. Так что и в этом вопросе помогла принципиальная позиция и настойчивость организаций солдатских матерей.

Несмотря на сокращение срока службы в армии до одного года, нечасто, но продолжают поступать жалобы на неуставные отношения. Прежнего беспредела, который творился в военных частях больше нет. «Когда нам сообщают о таких вещах, как отнятие банковских карт, телефонов, то мы, конечно же, стараемся выходить на командиров. К сожалению, родственники, позвонившие по нашей горячей линии +7 910 9208252, часто отказываются сообщать название части, боятся, что вмешательство комитета может навредить сыну. А вот интерес к альтернативной гражданской службе по-прежнему скромен, но есть. О всех правах и обязанностях «альтернативщиков» здесь предоставляют самую подробную информацию.

Что отмечают в костромском комитете, так доброжелательное и внимательное отношение со стороны военных комиссариатов и командиров воинских частей к их обращениям. И это действительно хороший знак. В марте движение солдатских матерей в России отметило уже своё тридцатилетие. Солдатские матери по-прежнему в строю.

мать призывника

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *