Георгий Эдельштейн: «Я всегда с большим подозрением отношусь к людям, которые сегодня могут сказать, как нам обустроить Россию»

27.03.2019

Георгий ЭдельштейнВстреча с настоятелем Воскресенской церкви села Карабаново, членом Московской Хельсинкской группы протоиереем Георгием Эдельштейном 25 марта в Костроме была не круглым столом, а вечером воспоминаний.

Послушать священника собрались общественники, профессора костромского госуниверситета, журналисты и те, кто считает отца Георгия своим духовным наставником — всего около 50 человек. Отец Георгий попросил не хлопать ему, чтобы не превращать происходящее в цирк, и предложил задавать абсолютно любые вопросы. Предлагаем самые интересные высказывания и неожиданные признания человека, который знал Александра Солженицына, спорил с Андреем Сахаровым, дружил с Людмилой Алексеевой, встречался с папой Римским и президентом США Рональдом Рейганом.

 

ЭдельштейнО своем участии в работе Московской Хельсинкской группы

— Как я оказался в Московской Хельсинкской группе? Мой близкий приятель Лев Михайлович Тимофеев возобновил ее деятельность. Считается, что это сделала Алексеева, но это ошибка. Я оказался среди возобновителей Московской Хельсинкской группы. Боюсь, что это случайно.

 

Эдельштейн— Я принципиально не правозащитник. Многократно на заседаниях Московской Хельсинкской группы я срывал резолюции. Несколько раз там обсуждалось положение в Чечне. Я считал правильным, что наше государство, наше правительство подавляет стремление Чечни отделиться от России.

 

— Мне совершенно чужда деятельность Московской Хельсинкской группы, которая ежегодно выдает премии защитникам того, что у нас называется содомским грехом. Я ни разу не голосовал за активистов ЛГБТ.

— Несколько раз на заседаниях Московской Хельсинкской группы я очень резко выступал против Андрея Дмитриевича Сахарова и Елены Георгиевны Боннер. Они на меня очень сердились, особенно Елена Георгиевна.

Эдельштейн и Ильина

О диссидентах

— Я никогда не был диссидентом и никогда им не буду. Диссидент это «отпавший вниз». К сожалению, я когда-то несколько лет был преподавателем латыни и это мне мешает понимать некоторые слова.

 

Об Александре Солженицыне

— С Александром Исаевичем мы больше спорили, чем соглашались. Он очень на меня обиделся, когда я в письме написал: «Вы самая большая радость сегодняшней нашей литературы, если не считать Михаила Афанасьевича Булгакова». Для Александра Исаевича услышать, что он второй, было смертельно обидно.

Глубоковская

— Я всегда с большим подозрением отношусь к людям, которые сегодня могут сказать, как нам обустроить Россию.

 

— Считаю Солженицына человеком, несомненно, порядочным, но очень самовлюбленным.

 

Об устройстве церкви

— Наша церковь сегодня устроена по принципу КПСС. Это организация демократического централизма. Во главе стоит патриарх — тот же генсек, возле него — «митрополитбюро», то есть священный Синод. Этот Синод формируется вопреки собору 1917 года. Епископы у нас никогда не избираются, а только назначаются, как назначали секретарей обкома партии. Сегодня любой приход не имеет никакого голоса при назначении священника. И наше епархиальное собрание ничто. Но так же нельзя.

эдельштейн

О возрождении церкви

— Термин «возрождение церкви» ложный. Мы сегодня говорим о том, что восстановлено большое количество церковных зданий. Но на территории, оккупированной вермахтом, было открыто больше 10 тысяч храмов Русской православной церкви. Это что — возрождение церкви? Главное — это покаяние. И покаяние должно начаться с церкви.

 

О главных врагах христианства

— В нашей российской истории главными врагами подлинного христианства были люди, получившие титул «великий»: Петр Великий, Екатерина Великая. Петр ликвидировал патриаршество, фактически отделил церковь от народа, просвещенная Екатерина всячески преследовала подлинное христианство.

Сазонов

О соборах Русской православной церкви

— У нас после 1917-18 года не было соборов Русской православной церкви. То, что называется соборами, были или обновленческие лжесоборы, или дурные копии заседаний Верховного совета СССР. Один из крупнейших историков Русской православной церкви XX века Дмитрий Владимирович Поспеловский говорил, что патриарх Алексий обещал ему, что будут подлинные соборы, что мы покаемся во всех прошлых ошибках и что архиереи, которые особенно запятнали себя дурной жизнью, будут лишены сана. Я говорил ему, что этого не будет. Мы с ним поспорили на коробку коньяка. Каждый раз, когда мы встречались, он говорил «патриарх мне обещал». Дмитрий Владимирович умер, коробку коньяка я не получил.

историк

Об иерархах Русской православной церкви

— Я полностью согласен со словами нашего земляка Бориса Владимировича Талантова, который говорил, что митрополит Пимен, митрополит Никодим, митрополит Алексий — самые страшные враги церкви и христианства. Пимен стал патриархом, Алексий стал патриархом, а митрополит Никодим — духовный руководитель ныне здравствующего патриарха Кирилла.

 

— Я очень лояльный член церкви, у меня не было ни одной службы, когда бы я не поминал патриарха. Когда-то это был Пимен, потом это был Алексий, сегодня это Кирилл. На каждой службе я молюсь, потому что это законно поставленные патриархи моей церкви. Но у меня, как у любого человека есть право говорить, что я без малейшего уважения относился и сегодня отношусь к патриархам Пимену, Алексию и Кириллу.

микрофон

О связи церковников со спецслужбами

— В 1991 году в интервью еженедельнику «Аргументы и факты» я первый заявил о связи иерархов Русской православной церкви с комитетом госбезопасности. Я никогда ничего не имел против сотрудников КГБ, они делают свое дело, а мы, священники, должны делать свое. Почему мне не нравится связь наших иерархов с КГБ? Потому что это всегда тайная работа, это всегда двуязычие, это всегда что-то закулисное, подковерное. А священник всегда должен быть открытым во всей своей деятельности. Практически все наши высшие церковные иерархи были стукачами, агентами КГБ, потому что наша родная советская власть пакостила христианству всеми доступными ей средствами, в том числе и тем, что вербовала наших священнослужителей в свои агенты.

О независимой Украинской православной церкви

право на правду книга

— Почему патриарх Кирилл прервал литургическое общение с патриархом Константинопольским? Это было его личное решение ни на чем не основанное. Я думаю, был звонок из администрации президента, а патриарх Кирилл взял под козырек, сказал: «Слушаюсь» и прервал литургическое общение.

слушатель

— Я думаю, что этим вопросом должны заняться профессора духовных академий, канонисты, а не я, сельский священник. Но я не вижу никаких оснований считать Украинскую православную церковь не церковью, потому что прервать общение можно только в случае догматических или каких-то очень серьезных канонических расхождений. Но таких расхождений нет. Это наши собратья. Я думаю, Украинская православная церковь имеет полное право стать автокефальной.

 

— Когда я учился в Московской духовной семинарии, то больше половины класса были священнослужители с Украины. Они были и остаются моими собратьями во Христе. И я сегодня, не колеблясь ни секунды, встану с ними и буду служить божественную литургию. И во время литургии мы обнимемся, поцелуемся и скажем друг другу: «Христос посреди нас».

Эдельштейн

О христианах

— Христианин не может быть пессимистом, он всегда оптимист. Я ежедневно, ежечасно, ежесекундно чувствую теплую руку Христа на моем плече. Я не могу быть пессимистом, я твердо знаю, что никакие силы не одолеют Христа. Подойдите к любому христианину, и он вам скажет абсолютно тоже самое.

О революциях

— Революция — это дело мерзавцев, подлецов, только они выигрывают от революции. Единственный путь, который я знаю, это путь ко Христу.

выступаетО главной проблеме России

— Я глубоко убежден, что наши сегодняшние проблемы не экономические, не юридические, не экологические. У нас сегодня только одна проблема, о которой больше чем 150 лет назад говорил и писал Федор Иванович Тютчев: «не плоть, а дух растлился в наши дни». Мы все — люди с растленными душами. Я полностью согласен со словами Александра Исаевича Солженицына, сказанными им на вручении Темплтоновской премии: «Люди забыли бога, оттого и все».

Георгий Эдельштейн родился 20 июля 1932 года. Протоиерей Русской Православной церкви, кандидат филологических наук, участник диссидентского движения в СССР, член Московской Хельсинкской группы, автор книг «Записки сельского священника» и «Право на правду», аудиокниги «Право на правду» и других публикаций. В сан священника рукоположен в 1979 году. С 1992 года служит в Воскресенской церкви села Карабаново Костромской области.

Эдельштейн

Фото Алексея Молоторенко.

3 thoughts on “Георгий Эдельштейн: «Я всегда с большим подозрением отношусь к людям, которые сегодня могут сказать, как нам обустроить Россию»

  1. Михаил

    “И во время литургии мы обнимемся, поцелуемся и скажем друг другу: «Христос, ПОСРЕДИ нас»”

    Reply
  2. Вера

    Мир стоит на праведниках… Как их мало. Помню, люблю, благодарю судьбу за короткое счастье последнего года жизни в Костроме – видеть, слышать, причаститься и исповедаться в Карабановском храме.

    Reply
  3. Виктор

    Так ведь Украинская Православная Церковь и остается с нами в братском общении.
    А вот порошенко-денисенковская лжецерковь – СЦУ – никем так и не признана.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *