«Блок-Пост» защищает права костромичей

07.04.2019

Красношапка Виталий Викторович Блок-пост КостромаВиталий Красношапка: «Если ответчик – банк, то судья тебя даже не слушает, сразу идет писать решение».

Если вы живете в Костроме и не знаете, что такое «Блок-Пост», значит у вас пока не было проблем с защитой прав и интересов в финансовой сфере. Пусть таких проблем у вас не возникнет и дальше, но познакомиться с уникальной общественной организацией, а также с ее создателем и юристом Виталием Красношапка все же не помешает.

– Виталий, как возникла идея создать организацию по защите прав потребителей?

– В октябре 2009 года мне удалось отсудить комиссию по своему кредитному договору, выиграв иск у крупного российского банка. Тогда я получал второе высшее образование – юридическое, учился на втором курсе. Посмотрев свой кредитный договор, увидел в нем комиссию за ведение ссудного счета. А так как первое образование у меня бухгалтерское, и после института был опыт работы в коммерческом банке, понял, что банк нарушает закон, получая комиссию за ведение счета, который не является расчетным.

По сути, они торговали публичной правовой обязанностью по ведению собственного бухгалтерского учета, которая не может быть предметом сделки. А у меня как раз курсовая работа была на тему финансового права, поэтому обратился в суд еще и для того, чтобы попрактиковаться. И мировой судья восьмого участка города Костромы Наталья Вдовина вынесла решение в мою пользу. Так возник прецедент даже не регионального, а всероссийского уровня.

– И вы решили масштабировать этот опыт?

– Да, было понятно, что огромное количество людей берет кредиты и сталкивается с той же проблемой, что и я. Первоначально мы хотели организовать просто юридическую контору для защиты прав заемщиков. Но когда я начал составлять устав, то узнал, что существуют общественные организации по защите прав потребителей. Тогда мы решили двигаться по этому пути – создать некоммерческую организацию. Для потребителей такая форма предпочтительней, потому что для общественных организаций существуют государственные гарантии.

По закону о защите прав потребителей штраф, который налагается на нарушителей, распределялся пополам: сначала он шел в муниципальный бюджет и общественной организации, потом, по решению Верховного суда – потребителю и общественной организации. Но в любом случае граждане могли абсолютно бесплатно получать квалифицированную юридическую помощь.

Так 10 октября 2009 года был создан «Блок-Пост». В этом году нашей организации исполнится 10 лет. Она стала межрегиональной – появились подразделения в других областях.

– Но вряд ли возникновению вашей организации обрадовались банки…

– Достаточно сказать, что против меня организовали уголовное преследование. Один из банков, в котором у нас был открыт расчетный счет, попытался решить проблему с комиссиями не в суде, а с помощью правоохранительных органов. Банк выписал приходный ордер о внесении на счет нашей организации трех миллионов рублей. Причем это было в субботу.

Почему такая сумма? Видимо, планировавший эту комбинацию решил, что раз есть три учредителя организации, то для инкриминирования крупного размера, то есть части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество», на каждого нужно по миллиону. Сотрудник банка пришел в полицию с заявлением, что мы якобы вымогали у него деньги. Возбудили уголовное дело и меня на 48 часов отправили в изолятор временного содержания.

– И чем все закончилось?

– Мне инкриминировали две статьи – «Мошенничество» и «Коммерческий подкуп». Но диспозиции этих статей взаимоисключающие: если ты мошенничаешь, значит, кого-то вводишь в заблуждение относительно предмета сделки, а если совершаешь коммерческий подкуп, то предлагаешь деньги за понятные сторонам действия.

У следователей есть такое понятие «сделать парашют» – инкриминировать несколько статей с тем расчетом, что хотя бы одна, да устоит в суде. Но когда такой «парашют» пытаются сделать юридически неграмотные люди, то получается как в моем случае – взаимоисключение. В итоге дело через 3 года прекратили, а прокурор города принес извинения за незаконное уголовное преследование.

– Но ведь делами по банковским комиссиям «Блок-Пост» занимался не очень долго?

– Да, когда суды начали массово признавать такие комиссии незаконными, банки переключились на страхование или, точнее говоря, псевдострахование. Почему «псевдо»? Когда вы сами решаете приобрести страховку, то идете в страховую компанию и заключаете договор. Вы платите страховщику и у вас появляется право при наступлении страхового случая требовать выплату.

Но в случае с банковским псевдострахованием его сторонами выступают страховая компания и банк, а вы становитесь застрахованным лицом. Такое лицо не является стороной договора, следовательно, при наступлении страхового случая у него нет права требовать выплаты. Но страховую премию уплачивает не банк, а застрахованное лицо.

Плюс к этому страховая компания создана банком и никакими иными видами страхования не занимается, кроме работы с заемщиками данного банка. К тому же вам не предлагают выбрать страховую компанию, что нарушает закон о конкуренции. Более того, название страховой компании обычно созвучно с названием банка, хотя слово «банк» в названии организации, не имеющей лицензии Центрального банка на банковскую деятельность, использовать запрещено.

– Если так много вопиющих нарушений, значит, у вас большое поле для работы?

– Дело в том, что в России пять банков с государственным участием контролируют 80 процентов банковской системы. А так как судебная власть стала менее независимой, чем 10 лет назад, суды сегодня встают на сторону таких банков. Да, существуют еще другие банки, но суды же не могут в одинаковых случаях выносить разные решения. Поэтому судебная практика складывается в пользу всех банков.

Банкиры поняли, что лоббировать свои интересы нужно сразу в Верховном суде, так как он, издавая информационные письма и обзоры судебной практики, дает указания нижестоящим судам. В 2013 году вышел обзор судебной практики, в котором Верховный суд, на мой взгляд, неправильно квалифицировал согласие третьего лица (застрахованного), необходимое для заключения договора личного страхования двумя юридическими лицами: банком и страховой компанией.

Верховный суд трактует такое согласие как договор поручения для банка. Но это выглядит нелепо и похоже на ситуацию, когда вы поручили мне купить вам квартиру, дали деньги, а я оформил эту квартиру на себя. Так же и с договором страхования: вы отдаете деньги, но никакого встречного обеспечения в виде права требования страховой выплаты на эти деньги не получаете.

– Но при наступлении страхового случая застрахованный получит деньги…

– За выплатой должен обратиться страхователь. Страхователем является банк, а он не обращается. И вы его не можете заставить, поскольку обращение за выплатой – это его право, а не обязанность. Для банка обращение в страховую компанию не имеет смысла, ведь она им же и создана. Поэтому при наступлении страхового случая идиотизм всей ситуации проявляется ярче всего.

С 2014 года судебная практика по псевдострахованию заемщиков сформировалась в пользу банков. Приходишь на процесс и если ответчик – банк, то судья тебя даже не слушает, сразу идет в совещательную комнату писать отказное решение.

Но поскольку в обществе эта тема вызывала значительный резонанс, Центральный банк издал указание о так называемом «периоде охлаждения», то есть сроке, в который можно отказаться от страховки. Сначала это было 5 дней, потом увеличили до 14. Из-за того, какое лицо суд посчитает страхователем (заемщика или банк), этот механизм работает частично.

– Жертвы микрофинансовых организаций к вам не обращаются?

– Их клиенты сами соглашаются на большие проценты, что мы можем с этим поделать? Банки ограничены законом в части величины процентной ставки, поэтому и прибегают к продаже псевдоуслуг, например, той же страховки.

Но не только о страховке речь. Сейчас к нам приходят граждане, которые за 80 тысяч рублей покупают компакт-диск с картами к автокредиту. Они даже не понимают, что его купили, потому что деньги-то они не доставали. Человек попросил миллион, по факту ему дали 1 миллион 80 тысяч рублей, но 80 тысяч тут же ушли как оплата за компакт-диск.

– А как насчет жалоб на коллекторов?

– Обращения такие есть, но если ты взял кредит и не платишь, то звонки коллекторов не должны удивлять. Да и чисто технически здесь непонятно к кому подавать иск и о чем. Мы работаем с документами, а звонки с неизвестного номера или визиты каких-то людей, как говорится, к делу не пришьешь.

– Комиссии отменили, по страховкам ввели «период охлаждения». Что же тогда осталось, чем сегодня занимается «Блок-Пост»?

– Сейчас у нас основное направление – судебные тяжбы с автосалонами и застройщиками. Кредиты-то ведь люди берут в основном на что? На покупку транспорта и приобретение жилья. Поэтому мы работаем по просрочкам ремонтов автомобилей, страховым случаям КАСКО, выплатам по ОСАГО, а по жилью – претензии к качеству строительства и просрочки сдачи квартир.

С одного миллиона цены договора долевого участия в строительстве штраф за просрочку составляет приблизительно 13,6 тысяч рублей в месяц. То есть если квартира стоит 2-3 миллиона, а просрочка больше года, то сумма выйдет больше 400 тысяч.

Например, мы защищали права обманутых дольщиков ООО «Чайка». Там масса различных нарушений, включая продажу квартиры на четвертом этаже в доме, который на тот момент был трехэтажным. Или там же дольщица приобрела квартиру, пришла – вход заложен, а ее квартира объединена с соседней.

Сейчас занимаемся задержками сдачи жилья в квартале «Озерный» микрорайона Венеция. Проблемы есть и у дольщиков поселка «Первый», там вообще никаких документов на строительство изначально не было.

Также сейчас начали заниматься защитой прав потребителей по поломкам бытовой техники и электроники.

– Вы объяснили, почему в 2009 году выбрали именно такую организационно-правовую форму. Расчет оправдался? Не планируете ничего менять?

– У некоммерческой организации нет цели извлечения дохода. Все штрафные санкции, которые мы получаем, только компенсируют наши издержки. К тому же, например, наложение судом штрафа на застройщика не означает, что мы эти деньги получим, потому что обычно взыскать с такого застройщика нечего.

НКО может оказывать услуги и на возмездной основе. И если мы видим, что с ответчика получить нечего, то можем предложить гражданину юридическую помощь за какие-то символические деньги, которые покрыли бы наши расходы. Зарабатывать на этом мы не стремимся, но и работать в убыток не можем, иначе будем вынуждены закрыться.

Общественная организация освобождена от уплаты госпошлины в суде. Иногда приходится выступать с исками о признании права собственности. Потребитель в таком случае освобожден от уплаты госпошлины только при цене иска до миллиона рублей. Значит, если квартира стоит три миллиона рублей, то с двух миллионов пошлину платить придется. А это порядка 25-27 тысяч. Общественная организация не платит ничего. Поэтому человеку выгоднее заплатить нам одну или полторы тысячи, чем оплачивать госпошлину.

Второй момент – при участии в процессе общественной организации гражданин защищен от судебных издержек, так как в случае проигрыша дела ответчик будет взыскивать издержки не с общественной организации, а с муниципального бюджета.

– В каких регионах работают представительства «Блок-Поста»? И зачем вам сеть, если вы не коммерческая компания, а НКО?

– Наши представительства есть в Екатеринбурге, Тюмени, Уфе, Череповце. Они достаточно самостоятельны. Судебная практика в регионах складывается по-разному. В одной области суды поддерживают по какому-то вопросу позицию страховых компаний, в другой принимают решения в пользу граждан. Поэтому мы можем посоветовать человеку обратиться в суд того региона, где сложилась благоприятная судебная практика по его теме. Так что межрегиональность обеспечивает нам свободу маневра.

– Вы защищали в суде трех костромичей, занимавшихся незаконными операциями с криптовалютой?

– Там сделок с криптовалютой не было вообще, они занимались обменом «киви» на «сбербанк», «яндекс-деньги» на «киви» и так далее. Таких обменников в интернете сотни. Обвинение было предъявлено по статье 172 УК РФ «Незаконная банковская деятельность». Подсудимые и привлекли меня к участию в деле, так как я мог про банковскую деятельность пояснить суду более квалифицированно, чем их адвокаты, которые в этом не ориентировались.

Моим аргументом стало то, что на сайте районного суда я мог оплатить госпошлину по вэбмани. Получает ли в этом случае бюджет криминальные деньги? Костромичей обвиняли в совершении операций, которые не являются банковскими. То есть квалификация дела изначально была неправильной.

Прокурор со мной согласился и перед прениями обвинение переквалифицировали на статью 174 УК РФ «Незаконная предпринимательская деятельность». В итоге двоим дали по полтора года условно, организатору – два года условно.

 

Красношапка Виталий Викторович Блок-пост Кострома

Фото: Kostroma.News

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *