Про Карамзина в чепце, костромского Ювенала, первый троллейбус и красносельскую больницу

03.01.2021

Горчаков Дмитрий ПетровичЯнварь в истории Костромской губернии

Исторический календарь

Карамзин для детей

Ишимова Александра Осиповна6 января 1804 года родилась Александра Осиповна Ишимова (1804-1881).

«Крайне жалею, что мне невозможно будет сегодня явиться на Ваше приглашение. Покамест честь имею препроводить к Вам Barry Cornwall. Вы найдете в конце книги пьесы, отмеченные карандашом, переведите их, как умеете – уверяю Вас, что переведете как нельзя лучше. Сегодня я нечаянно открыл Вашу «Историю в рассказах» и поневоле зачитался. Вот как надобно писать!»

Это последнее, что успел написать Пушкин перед дуэлью. Записка адресована Александре Ишимовой. Когда писательница её читала, сани уже везли раненого с Чёрной речки. Стихи Корнуэлла она перевела, но поэт их уже не увидел.

Александра Ишимова родилась в Костроме в рождественские праздники 1804 года. Отец был чиновником, которому многое пришлось претерпеть из-за своего непростого характера. Семейное предание говорит, что он пострадал, заступившись за крестьян богатого родственника Аракчеева. Увы, документы это опровергли, всесильный временщик оказался не причастен к многочисленным ссылкам чиновника и горестям его семьи. Семью перекидывали из одного «места, не столь отдалённого» в другое. Недолго прожив в столице, им пришлось уехать в Усть-Сысольск, потом в Никольск, в Кемь и даже на Соловки.

Отец вычитал, что детей нельзя учить до семи лет. Поэтому в частный петербургский пансион восьмилетняя Сашенька поступала, не умея читать и писать. Но это не помешало ей в короткий срок освоить не только русскую грамоту, но и французскую с немецкой. Отца по службе перевели в Белозёрск, и к учению вернулись только через два года. Мечтала продолжить образование в Екатерининском институте, но ссылка отца на крайний Север заставила её там заняться самообразованием. Для чтения Вальтера Скотта она освоила английский, что потом позволило ей заниматься переводами.

Отцу грозила ссылка ещё более отдалённая. Девушка, подобно героине французского романа, поехала в столицу, чтобы подать прошение о помиловании отца. Роман Мари Коттен, а потом и «Юная сибирячка» Ксавье де Местра были основаны на реальных событиях. Прасковья Луполова действительно прошла пешком всю Сибирь и выхлопотала свободу родителю. Потом Доницетти напишет об этом оперу, Пушкин использует этот мотив в «Капитанской дочке», а Полевой напомнит эту историю своей «Парашей-сибирячкой».

Александра Ишимова, конечно, не шла пешком. И ехала не в одиночку, – её сопровождали мать и брат. Но прошение передала. Отец остался в Архангельске, а девушка попробовала открыть в столице пансион. Поскольку свидетельство об образовании у неё отсутствовало, то и прав на то она не имела. Заведение закрыли. Тогда-то она и занялась переводами.

Выбор доказывает практическую направленность её ума. Она перевела «Искусство быть счастливым» Франсуа Дроза, – о том, что волнует людей всегда. Следующим был перевод романа Фенимора Купера про пиратов, причём словарь морских терминов ей в помощь дал адмирал Шишков.

Книги хорошо продавались, известность росла, налаживались связи в придворных и литературных кругах. Одна из покровительниц предложила ей написать историю для детей – по примеру Вальтера Скотта. За основу была взята «История государства Российского» Карамзина. Первые рассказы передали Петру Плетнёву, а он прочёл их царским детям. В результате Ишимова получила пособие и возможность спокойно продолжить работу.

Первое издание вышло как раз в 1837 году, его-то и успел прочитать Пушкин перед дуэлью. Потом она много писала, издавала журналы для маленьких.

«История России в рассказах для детей» переиздаётся и сегодня. Белинский точно объяснил, почему: они соединили в себе «всю занимательность анекдота с достоверностью и важностью истории».

Камень, дерево, больница

Красносельская больница7 января 1911 года открыта больница в селе Красном.

Достаточно долго в Красном располагался только земский врачебный участок. Первое время это казалось достаточным. В 1908 году для небольшого стационара оборудовали наёмное помещение. Скоро стало очевидным, что и этого недостаточно. Председатель уездной земской управы Василий Соколов добился, чтобы состоятельные красносёлы взяли на себя часть расходов по строительству нового здания.

Начались споры о том, какими должны быть больничные постройки. Медицина того времени считала более гигиеничным и перспективным строительство нескольких деревянных одноэтажных зданий для разных отделений больницы. Этот принцип называли «павильонным». Практичный «хозяин уезда» настаивал на каменном варианте. Красносельский доктор Прокофьев возмущался, ездил за поддержкой в Москву к санитарным врачам. Соколов настоял на своем.

В ходе строительства пришлось пойти на изменение проекта, вместо двух этажей построили три, расположив в цоколе амбулаторию, во втором этаже – родильное отделение, а в третьем – общий стационар. Затраты превысили первоначальную смету, и председатель управы отбивался от ревизионной комиссии. Он доказывал, что при первоначальной смете нельзя было построить здание с металлическими балками и асфальтовыми полами, ведь таким меньше угрожают пожары.

Открытие новой больницы наметили на 7 января. В полдень группы красносёлов в праздничных одеждах чинно кланялись прибывавшим гостям. Около церкви готовились к крестному ходу. Стиль модерн в исполнении архитектора А.А. Макаревского радовал глаз искушённых.

Специальный корреспондент газеты «Наша костромская жизнь» с восторгом описывал расположение палат и других помещений, отмечал отсутствие в интерьерах горючих материалов, водопровод с холодной и горячей водой, систему отопления, обилие света и воздуха, которые позволяли избежать «присущего таким учреждениям старо-казарменного вида».

В час дня отслужили молебен, зазвучали прочувствованные слова. От сельского общества Василию Соколову поднесли адрес «в знак признательности и искренней благодарности за заботы и труды по устройству больницы в с. Красном». Местные ювелиры выгравировали эти слова на изящной серебряной крышке альбома.

Соколов весь день был оживлен, прекрасно сказал ответное слово. Обратно ехал вместе с сыном. Проехав село Николо-Трестино (так тогда называли нынешнее Поддубное), почувствовал себя плохо. Сын остановил лошадей, чтобы подождать ехавших за ними врачей, побежал навстречу их коляске… Подъехавшие медики констатировали удар, от которого Василий Соколов и скончался ближайшей ночью.

Но стоит красносельская больница, напоминая о консервативном и практичном хозяине уезда. Он был прав: камень живет дольше дерева.

«…Я в синий троллейбус сажусь на ходу»

Троллейбус в Костроме10 января 1974 года в Костроме открыто троллейбусное движение.

Троллейбус для костромичей стал частью мечты.

Датой построения коммунизма был назван 1980 год. Через пять лет в «Северной правде» опубликовали «репортаж из будущего»:

«Обстоятельства моей жизни сложились так, что, покинув в феврале 1965 года Кострому, я только спустя 15 лет возвращался в родной город». На первый взгляд, ничего особо не изменилось, – помолодел вокзал, его окружили газоны и цветники. Нет очереди в камеру хранения, зато выстроились очереди к такси и «мягко подкатывали троллейбусы». Фантастика, – «люди садились без суеты, спокойно, с достоинством. Я невольно вспомнил далёкие времена, когда автобусы брались штурмом, и казалось, что так будет вечно».

Мечта стала реальностью 10 января 1974 года.

Свидетели тех событий вспоминали:

«Утром у депо собрались водители, строители, гости. Позвонил тогдашний первый секретарь обкома Юрий Николаевич Баландин, как, мол, готовность, и ему ответили: все готово. А между тем, бригада электриков отправилась снимать загородки и еще не вернулась. Баландин приехал, и пришлось Козлову с ним объясняться, что нельзя еще открывать движение – как бы током кого не «стукнуло». Потоптался первый секретарь и уехал. А через 10 минут раздалась команда: можно начинать! Короткий митинг, разрезание красной ленты – и в путь!
А дальше было так – подъехали на кольцо, развернулись, подъехали к импровизированной трибуне, посадили строителей, наладчиков, ремонтников, начальство, и в первый рейс полные два троллейбуса поехали.
Горожане встретили новый вид транспорта с радостью, во-первых интересно, необычно, во-вторых ездить стало посвободнее, до этого давились в тесных автобусах, в которые в часы «пик» и не втиснешься.»

Но почему именно троллейбус?

Сегодня в моде экологическая тематика, и кажется важным, что электрический транспорт не загрязняет воздух. Так-то оно так. Только в 1970-х были иные проблемы – и другие предпочтения.

Один из заместителей Виталия Широкова, в ту пору руководившего горисполкомом, открыл секрет. Дело в том, что по осени народу на улицах Костромы становилось больше, а транспорта – меньше. Большинство автобусов снимали с маршрутов, чтобы отвезти горожан «на картошку» в соседние колхозы и совхозы. А троллейбус с трассы не снимешь и в деревню не пошлёшь. Они и решили проблему.

Ювенал из-под Костромы

Горчаков Дмитрий Петрович12 января родился Дмитрий Петрович Горчаков (1758-1824).

Кто сегодня помнит о настоящем Ювенале?

Он был современником Нерона, Веспасиана и Траяна – кто их сегодня в России знает? Да и не только у нас… Разве что филологи-классики и историки античности. А ведь пушкинский Онегин, образование которого не одно столетие клеймят в учебниках, мог «потолковать об Ювенале» – легко…

«Лишь преступленьем себе наживают сады и палаты», – писал Децим Юний Ювенал, живший на рубеже I и II веков нашей эры.

Он обличал нравы, невзирая на лица и их положение в римской иерархии. Примерно тем же на рубеже XVIII и XIX столетий занялся и владелец усадьбы Пушкино под Костромой Дмитрий Горчаков.

Представитель обедневшей ветви рода рюриковичей, князь учился в Москве в университетском пансионе. Потом служил адъютантом князя Гагарина и брал Хотин, участвовал в походах на Валахию и Крым. Уже выйдя в отставку, вернулся в армию волонтёром, чтобы участвовать в штурме Измаила. Был отмечен Суворовым в донесении.

Оправившись от ранения, служил прокурором во Пскове и в Таврической губернии, потом в столице – в Министерстве народного просвещения. Но как только война с Наполеоном стала очевидной, он опять в войсках, в должности правителя канцелярии Кутузова при Молдавской армии, – в 1813-м он посвятил полководцу «Стихи на изгнание неприятеля из России».

Сразу после войны – костромской вице-губернатор. Когда его патрона, губернатора Николай Пасынкова, отстранили от должности за злоупотребления, Горчаков два года исполнял обязанности губернатора. В 1815 году сдал дела Карлу Баумгартену и удалился от дел. Жил в Москве, изредка наезжал в костромские и тульские имения.

Это – жизнь воина, слуги Отечества… И дети его стали генералами. Но ювеналом-то Дмитрия Горчакова звали не за это!

Князь много писал, но его мало печатали. Были комические оперы. Три из них опубликовали, но не поставили. Свет рампы увидела только комедия «Беспечный».

Славу ему, как и древнеримскому поэту, составили сатиры. Это признавали даже литературные противники. Сам он был «архаистом», но некоторые мотивы его обличительных стихов прочитываются в «Горе от ума» «новатора» Грибоедова. Действительный член «Беседы русского слова», Горчаков был пожалован «в петличку лавровым листом» с надписью «За сатиры» литературными оппонентами из «Арзамаса».

По всему оказывалось, как и во времена римского Ювенала, –

Что блеском золота дурак толпу слепит,
Что по приданому лишь ценится невеста,
Что ходит человек с способностью без места,
А с покровительством – у должности глупец,
Что деньгами достал ассессорство купец,
Что Сусликов себе лишь в пунше зрит отраду.

Герб Костромской губернии

Следующий выпуск Исторического календаря читайте 1 февраля 2021 года.