Костромские ученые пожаловались немцам на закрытые архивы

08.03.2018

залКостромские историки, принявшие участие в семинаре «Об отношении к прошлому», выразили недовольство недоступностью российских архивов для исследователей.

В Костроме 6 марта прошел международный семинар «Об отношении к прошлому», участниками которого стали российские и германские ученые, а также студенты, преподаватели, журналисты и общественные активисты.

клаудиа кроуфордОрганизаторами мероприятия выступили Костромская группа Комитета гражданских инициатив и российское представительство Фонда Конрада Аденауэра.

Обсуждая исторический опыт Германии по преодолению тяжелого наследия политических диктатур, участники в том числе обменялись мнениями о доступности источников для проведения исторических исследований в Германии и России.

выступленияКак отметил заместитель директора Института исследований тоталитаризма имени Ханны Арендт Клеменс Фолльнхальс, немецкие исследователи не имеют трудностей в доступе к архивам.

Любые документы по прошествии 30 лет с момента их создания могут стать достоянием общественности, причем не только немецкой, но и международной.

флейманЗаместитель уполномоченного по осмыслению диктатуры СЕПГ в земле Саксония Нэнси Арис рассказала, что после падения коммунистического режима в ГДР был создан Гражданский комитет по сохранению документов Штази — немецкой системы госбезопасности.

немцыДоступ в архивы был открыт 2 января 1992 года и с тех пор не закрывался.

Общественный деятель, публицист, очевидец и участник происходивших в ГДР событий Вера Ленгсфельд рассказала, что открытию архивов после падения Берлинской стены предшествовала острейшая дискуссия.

слушают

— Нам говорили: «Если вы откроете активы Штази, у вас начнется гражданская война. Этого нельзя делать, это ящик Пандоры». Но мы это сделали, и у нас все получилось, — рассказала Вера Ленгсфельд.

историки

Она отметила, что благодаря свободному доступу в архивы немцы смогли узнать о темных страницах истории Штази.

Сама докладчица едва не погибла из-за того, что во время поездки у ее автомобиля «Трабант» отвалилось колесо.

публика

Впоследствии выяснилось, что инцидент не был случайностью, а произошел из-за вмешательства сотрудников Штази, которые «не останавливались ни перед каким преступлением».

Выслушав доклады немецких коллег, российские исследователи выразили сожаление, что на территории нашей страны после распада СССР полного открытия архивов не произошло: доступ в них до сих пор затруднен.

студенты

— Архивы в России нередко отказывают в информации российским историкам, — посетовали представители принимающей стороны.

Немецкие эксперты рассказали о том, как сохранение исторических сведений помогло жителям осознать последствия нацизма.

давид дирксен

Еще до завершения Второй мировой войны в Германии и за рубежом начались судебные процессы над фашистскими преступниками.

По словам исследователя Клеменса Фолльнхальса, многие процессы не имели состязательного характера. Нередко суд над одним человеком длился не более 30 минут, и у обвиняемого не было возможности защищаться.

дмитри сазонов

В то же время, далеко на все нацистские преступники, участвовавшие в массовых убийствах мирных граждан, предстали перед судом и получили обвинительные приговоры.

Если в 1943-49 годах большинство немцев поддерживали вынесение приговоров нацистам и считали их справедливыми, то после 1950 года в Германии появилось лобби, выступавшее за сострадание и прощение военных преступников.

журналисты

До 1979 года на государственном уровне не было принято закона об отмене срока давности за совершенные убийства.

Из-за этого многим участникам государственной машины по массовому уничтожению людей удалось уйти от ответственности.

Между тем, гласность в осуждении различных видов диктатур помогла изменить немецкое общество.

слушает

— Процесс идет до сих пор. У части немцев одна диктатура сменилась другой. Я сама родилась в ГДР и помню, как это было. Мы задумываемся, как вспоминать это время. Воспоминания нельзя терять, их надо исследовать, — рассказала руководитель представительства Фонда Конрада Аденауэра в России Клаудиа Кроуфорд.

флаги

Немецкие историки отметили, что, в отличие от России, где по жалобе об «оскорблении чувств» ветеранов системы исполнения наказаний был закрыт музей истории политических репрессий Пермь-36, в современной Германии дискуссия на подобную тему «невозможна».

Участник семинара, протоиерей Георгий Эдельштейн выразил сожаление в том, что одновременно с немецкими экспертами на семинаре в качестве докладчиков не выступали российские исследователи, которые могли бы поделиться опытом, как Россия избавляется от коммунистического наследия.

студент

Однако вместо этого он услышал со стороны российских исследователей «коммунистическую пропаганду» об «охоте на ведьм» в бывшей ГДР и возрождении национал-социализма в прибалтийских государствах, которая не затрагивает реального положения дел в современной России.

отец георгий эдельштейн

— Я думаю, что в XX веке было два преступных режима — национал-социализм в Германии и коммунистический режим в Советском Союзе, Китае, Албании, Камбодже и так далее. Кто сегодня из наших российских историков скажет, что Гитлер и Сталин одинаковые, ничем не отличающиеся друг от друга преступники? Вчера было 65 лет со дня смерти Сталина, и наши граждане пошли возлагать цветы к его могиле, — рассказал Георгий Эдельштейн.

Он спросил представителей немецкой делегации:

сорокин и молоторенко

— Сколько граждан современной Германии приносят цветочки к памятникам Гитлера, Гиммлера, Розенберга, Бормана? Сколько у вас таких памятников? А в Костроме есть памятники Ленину, памятник Якову Свердлову, есть улица Ленина и улица Свердлова.

Участники семинара отметили, что проведение лекториев и круглых столов на тему сохранения исторической памяти актуально не только для Германии, но и для жителей других стран.

тахир нигметзянов

При этом представители немецкой стороны подчеркнули, что «не хотят ничего навязывать» россиянам.

— Вы сами должны говорить о своей истории, — сказала Клаудиа Кроуфорд.